“The Cleveland Stater” апрель 2014

Перед тем, как выйти на сцену, фронтмен и создатель Combichrist Энди ЛаПлега обсудил со Stater свой новый альбом и текущий тур.

Что послужило вдохновением для нового альбома?
– Жизнь, хаха. Честно говоря, мне надоело ограничивать себя в работе с Combichrist и переносить нестандартный материал в другие проекты. Ну я и подумал “похуй, выпущу такой альбом, какой захочу”. И я точно не одинок в своем желании. Я просто хотел записать хороший альбом, независимо от того, вписывается ли он в эту “сцену” или нет, я хотел записать альбом, который олицетворял бы собой всего меня, как музыканта, а не только меня, как Combichrist в пределах определенной “сцены”. Я хотел записать альбом, который давно уже следовало бы записать. Безо всяких ограничений.

Похоже, в новом альбоме больше политических подтекстов, чем в предыдущих.
– Да, это так. Это очень грубый и откровенный альбом. Когда я что-нибудь пишу, я потом смотрю на это и думаю “может не стоит этого говорить”, но на самом деле почему нет, ведь это то, что я думаю. То, во что я верю. Так что этот альбом самый откровенный из всех. В нем практически не осталось персонажа Combichrist, только я сам, это действительно совершенно искренний альбом. В то же время, когда люди говорят мне “похоже, в нем много политики”, я отвечаю, что это не совсем так, он не политический, потому что я не пытаюсь никого ни в чем убедить, я просто высказываюсь о том, что думаю и что чувствую. Политик попытался бы внушить вам что-нибудь, я же просто говорю “Ты согласен со мной, отлично, у нас есть что-то общее; ты не согласен, ладно, я не буду возражать”. Ведь это не какие-то спорные вопросы, а просто мои мысли и эмоции. Для меня он не политический, а личный. Я это говорил уже миллион раз в миллионах интервью, я не занимаюсь политикой, и не жду того, что политики займутся музыкой. Это очень важно, если конечно, это не голый Билл Клинтон на медвежьей шкуре с саксофоном.

Снимать ‘Maggots at the Party’ было так же весело, как кажется?
– Да, конечно. Было еще веселее, чем кажется. Мы отсняли очень много материала и втиснули его в 4 минуты, это было сложно, потому что было столько хороших кадров, мы отлично повеселились на съемках. Было очень здорово. Сцены с вечеринкой не были постановочными, не было никакой массовки, дублеров, актеров, ничего такого. Это все были мои друзья, и мы занимались тем, чем и обычно, за исключением, конечно, сюжетной линии с преступлением, это было добавлено с целью сделать клип комедийным. Вся сцена с вечеринкой – это все мои друзья. Мы собираемся по выходным, катаемся вместе на наших машинах и байках и потом идем в этот бар из клипа, мы на самом деле постоянно там зависаем. Люди, которые там работают в клипе, работают там и в реальности. Все это взаправду. И потом мы это смешали с комедийной историей, все валялись в истерике, когда мы ее снимали. У меня лицо болело после дня съемок с копами и прочим, потому что я все время смеялся. Было очень круто.

Как продвигается тур?
– Очень хорошо. Конечно, все в восторге, потому что мы не ездили в тур пару лет, даже по Штатам. У нас накопилось много энергии. Большинство фанатов еще не разбирается в новом альбоме, так что на новых песнях зал тише, чем обычно. Но все же его хорошо принимают, и, конечно же, старые хиты все очень рады слышать. Все отлично, мы прекрасно проведем время, ведь прошла всего лишь четверть тура, и это только первая его часть, мы еще поедем в Европу. Все будет классно.

Как отличаются шоу здесь и в Европе?
– Касательно удобств, я предпочитаю выступать здесь, потому что нет никакого языкового барьера и все такое. Это страна со всеми условиями, здесь есть 24-часовые Wal-Mart, и если тебе понадобится что-нибудь по пьяни в 5 утра, всегда можно зайти в Wal-Mart. Но сами шоу сложно сравнивать. Не получится сравнить одну страну с другой, проще сравнить города. Нью-Йорк более-менее похож на Берлин, Париж больше как Лос-Анджелес, страны же сложно сравнивать.

Большая ли разница между выступлениями на фестивалях и в клубах типа Agora?
– Да, разница есть, отдача тоже различается. Как для публики, так и для группы, впечатления разные. Здорово быть на фестивале, окруженным 20.000 людей, танцевать с 20.000 людей, или же стоять перед сценой в маленьком клубе, в который набилось 400 человек, и то, и другое круто, но ощущения разные. И то же самое для выступающих. Это очень разное удовольствие. Иногда я предпочитаю маленькие интимные шоу, где все как на ладони. Но не стану отрицать, что когда мы играли с Rammstein перед аудиторией в 30.000 человек, было так же прекрасно, но ощущения от этого совсем другие.

Откуда у вас появилась идея организовать VIP-встречу с пиццей?
– Ну вся эта общая идея появилась из-за того, что мы слишком заняты, и у нас настолько плотное расписание, что чаще всего у нас нет возможности выйти после концерта. Раньше мы часто выходили и тусили с нашими фанатами. Так что нам пришла в голову эта идея – встречаться с фанами до начала концерта. Да, такие билеты дороже, но все эти деньги уходят на мерч, пиццу и жетоны. Получается, мы сделали эти встречи чуть более эксклюзивными, но таким образом мы нашли для себя возможность пообщаться с народом перед концертом и поблагодарить их за то, что они пришли.

Что ты думаешь об отмене фестиваля Kinetik?
– Я думаю… Всегда печально наблюдать такое… Я лично знаком с их промоутером, и всегда грустно, когда что-то, созданное с любовью, вот так заканчивается. Он никогда не делал это ради денег, только ради музыки. Мы с ним занимались одним и тем же по сути. Мы никогда ничего не делали ради денег, всегда только ради музыки. Но, к сожалению, такова реальность – если ты делаешь что-то, ограничивающееся лишь одной конкретной “сценой”, долго оно не протянет, потому что люди на этой “сцене” в реальности не поддерживают ее так, как казалось бы. Они только говорят и ничего не делают. Сплошные разговоры. И я думаю, это одна из причин, почему европейские фестивали более успешны. Даже фестивали определенной направленности типа Wave-Gotik-Treffen приглашают исполнителей разных жанров, от рока до минимал-эмбиент, от чисто готического рока до индастриала, очень большое разнообразие. Я больше склонен к такому образу мыслей и считаю, что с ним можно далеко пойти. Мне кажется, люди больше ценят саму музыку, чем… по крайней мере мне так кажется, есть очень много таких людей, которые примкнули к этой “сцене” только ради того, чтобы быть частью чего-нибудь, чтобы они могли одеваться определенным образом, для них это главное. Для меня – это музыка, так что хоть я и люблю эту “сцену”, и она очень многое нам дала, я не думаю, что принадлежу именно к ней. Я принадлежу к тусовке любителей хот-родов, к метал-“сцене”, панк-“сцене”, рокабилли-“сцене”, ко всяким таким вещам, потому что они мне не безразличны. Мне не обязательно ограничивать себя чем-то одним.

Не планируете выпустить лайв-DVD?
– Уже сто лет планируем. Мы работаем над кое-чем, у нас скопились годы видео, но мне хотелось бы сделать… у нас была идея, и мне хотелось бы воплотить ее в жизнь, идея была в том, чтобы выпустить очень сырой DVD. Я не хочу выпускать лайв-DVD, на котором будет просто записан концерт, потому что на телеке это все равно не то. Я хочу, чтобы он был необработанным, типа как подборка лучших видео YouTube в едином хаосе, буквально 3 часа абсолютного хаоса, передающего ощущение нахождения с нами в одном автобусе. И еще будут всякие закулисные съемки, вечеринки, весь этот бардак в туре, и позитивные моменты, и негативные. Но поживем, увидим, все это занимает очень много времени, а мне всегда во всем нужно участвовать. Если мы возьмемся за монтаж, мне придется присутствовать. Если это все-таки случится, уйдет несколько месяцев на то, чтобы отобрать и смонтировать все видео так, чтобы получилось то, что я хочу. Это отберет у меня время на туры, на написание музыки и на все остальное. И это единственная причина, почему мы до сих пор его не выпустили. Но еще посмотрим, у нас есть… ну, не буду говорить, что мы делаем, но у меня появилась определенная мысль, как все оформить, и сейчас мы работаем над пилотной версией, чтобы показать ее лейблам, и если они дадут добро, то мы закончим все в этом году и наконец-то выпустим DVD.

Как вы решили взять в группу Эбби?
– Мы были знакомы с Psyclon Nine еще с того момента, когда они только начинали; мы уже ездили в туры, когда они появились. Он был единственный из группы, с кем я поладил, так что когда мы начали поиски того, кто свободен, заинтересован и хорошо влился бы в группу, его имя всплывало каждый раз. Так что мы сказали ему: “Эй, нам кажется, ты отлично подходишь, ты нам нравишься, мы нашли общий язык”. Так что он прилетел к нам на прослушивание. Странно говорить такое о друзьях, что мы устроили ему прослушивание, но так оно и было, потому что нам все-таки надо было убедиться, что мы подходим друг другу и сработаемся. И все получилось, и он все еще в группе.

Планируешь что-нибудь с другими своими проектами?
– Так, посмотрим… ну да, мы работаем над новым альбомом Icon of Coil, но на него нужно время, потому что нам приходится держать себя в определенных рамках, и я не собираюсь просто что-то склепать на скорую руку, мы никогда так не делали, Icon of Coil никогда таким не был, это всегда был упорный труд над всеми нашими материалами. Мы никогда ничего не делали на отъебись. В конечном счете он будет записан. И когда наступит этот день, возможно, мы поедем в тур с этим альбомом. Как знать? Я бы с радостью поехал, я обожаю этих парней, они мне как братья, мы всегда отлично проводили время вместе, но на данный момент Combichrist – моя жизнь и моя семья. Так что посмотрим.

ОРИГИНАЛ на Сleveland stater

Leave a Reply