Combichrist

“CasetteCulture.com” декабрь 2013

Combichrist просто разносят индастриал-“сцену” каждым своим релизом, и мы встретились с ответственным за все это Энди ЛаПлегой. Вы также можете знать его по проектам Icon of Coil, Scandy или Scandinavian Cock. Мы поболтали об увлечениях, оркестрах, машинах и многом другом.

Как прошло ваше вчерашнее шоу?
– Хорошо, мы играли в Мангейме. Немного тяжело было выступать, потому что мы все заболели пару недель назад, но сегодня мне уже лучше.

Gothik Meets Klassik – это ежегодное событие в Лейпциге, на котором готик и индастриал группы выступают с оркестром, и Combichrist в нем участвовали. Как вы готовились к этому?
– Нас попросили выступить там еще год назад. Для нас это большая честь. Немногим группам выпадает шанс сыграть с оркестром. Поначалу было сложно, а потом все стало отлично. Оркестр начинает репетицию точно в назначенное время, мы приехали туда в 8:30, и у нас случились технические проблемы с оборудованием. Они начали играть ровно в 9. Мы были еще совершенно не готовы начинать, так что мы решили: “Ладно, сегодня мы с ними не играем, они все делают без нас”. Как только они закончили репетицию, мы разобрались со своим оборудованием и начали репетировать уже без них.
На следующий день все нормально работало, так что мы наконец репетировали с оркестром. Мне очень понравилось, как все в итоге вышло. Это очень интересный опыт, потому что это не большая и шумная концертная площадка, там очень тихо. Можно услышать даже, как кто-то кашлянул. И играть нужно немного по-другому. Нам пришлось покупать для Джо щетки и прочие штуки для барабанов, но в итоге все получилось отлично.

Ранее ты упоминал о своих планах записать акустический альбом, ты все еще собираешься сделать это?
– Да, я работаю над ним, уже 3 года как. Я не трачу на него много времени, просто периодически сажусь и записываю кое-что, по большей части напоминающее демо. Думаю, когда я наберу достаточно подходящего материала, я перезапишу его и выпущу. Все должно быть идеально. Я не собираюсь просто сесть, наиграть 12-13 песен на акустике и считать дело сделанным. Я хочу, чтобы он что-то значил и был действительно хорошим альбомом.

Что вдохновляет тебя, чем ты увлекаешься в музыкальном плане?
– Даже и не знаю, мне всегда нравилась музыка, я на ней вырос. Мой отец всерьез увлекался музыкой, а мой дядя начал покупать мне пластинки, когда мне было четыре. Каждый раз, когда дядя покупал альбом себе, он покупал еще один для меня. К 12 годам у меня была вся дискография KISS, включая бутлеги, лимитированные издания, пикчер-диски и все остальное. К своим 12 у меня была коллекция пластинок побольше, чем у многих взрослых. Я вырос на музыке, так что она всегда будет важной частью моей жизни. Дело не в увлечении, она буквально подпитывает меня, не знаю, что бы я без нее делал.

Кроме музыкальных проектов у тебя еще есть Deathrod Kustoms, где ты собираешь старые машины и тому подобное. Сколько времени ты уделяешь этому занятию?
– Столько, сколько могу. Если я не в студии, значит я в гараже. Это еще одно мое большое увлечение. Думаю, суть в нем такая же, как и в музыке – это создавать что-то. Потому что я все делаю вручную; написание музыки, работа руками – все это из одной оперы.

Ты собираешь машины с нуля?
– По-разному; та, над которой я работаю сейчас, собрана с нуля. Но я также иногда покупаю полноценные автомобили и переделываю их немного.

Вы были в турах как в Америке, так и в Европе, в чем наибольшая разница между ними?
– Они во всем отличаются, но касательно самих шоу, сравнивать США и Европу очень сложно, лучше сравнивать города. Может это и не совсем верно, но я бы сказал, что Нью-Йорк похож на Берлин, а Лос-Анджелес на Лейпциг. Нельзя сравнивать США и Европу в целом, потому что в первом много разных штатов, а во втором много разных стран.
Я думаю, наибольшая разница в том, что я обожаю американские тур-автобусы. А европейские терпеть не могу, хаха. И, говоря о комфорте, в Штатах всегда можно остановиться у 24-часового Wal-Mart и пойти в 4 утра купить DVD. Еще можно зарулить на стоянку для грузовиков и прикупить по пьяни в 6 утра футболку с Иисусом.
Что касается публики, она отличается от города к городу. Я бы не сказал, что у нас есть какие-то конкретные города или страны, в которых мы обожаем или терпеть не можем выступать, публика везде по-своему хороша. Разница лишь в том, как люди реагируют. В некоторых городах в зале мош-пит, а в некоторых народ просто танцует. Дело лишь в том, как люди вообще к чему-либо относятся в конкретном городе.

Вы не планируете расширить географию ваших туров? Как насчет Азии, например?
– Неа. Однажды мы были в Японии, у меня мозг взорвался. Было так круто. Возможно, это самая крутая страна, в который я когда-либо был в своей жизни. Но это не значит, что мы должны поехать туда с туром. Это был просто интересный опыт. В мире еще полно других мест, куда мы можем поехать. Хотя на самом деле мы уже почти везде побывали.

Гугл говорит, что в Южной Америке вы еще не были.
– Это была секретная миссия. И было здорово. Правда мы не очень много помним о ней. Кто-то однажды рассказал мне, что как раз перед тем, как выйти на сцену в Чили, я выпил залпом бутылку Bacardi. Это объясняет, почему я не помню этого шоу. Тяжкий был тур.

Вы редко играете в Норвегии, как же так?
– Ну, у нас была там парочка шоу. Я никогда не пытался сосредоточить свое внимание на Норвегии. И это личное. Когда я только начал заниматься музыкой, что бы я ни делал, никто не считал это модным и классным. Норвежская музыкальная пресса ну очень странная. Ты можешь продать 300 копий альбома и при этом быть крутейшей группой на свете, согласно газетам, только потому, что ты крут в их глазах. Если у тебя и правда все неплохо получается, ты даешь много концертов, на которые приходит немало людей, но при этом ты недостаточно модный или не хипстер какой-нибудь, прессе на тебя наплевать. Так что я всегда посылал норвежскую прессу нахуй и до сих пор это делаю. Они связались с нами, наконец-таки, только когда у нас был концерт с Rammstein в Норвегии. И я сказал им “идите нахуй”. Ну не прям так дословно, а по-норвежски.

Как тебе кажется, хорошо ли был принят твой последний альбом “No Redemption”? Во многом мнения разделились.
– Я был к этому готов; когда мы его выпустили, я ясно дал понять, что будущее Combichrist не обязательно будет таким, это саундтрек к игре. И я им доволен. Я сделал для этой игры то, что посчитал нужным. Альбом мне понравился и нравится до сих пор. Сегодня мы исполним пару песен с него. Мне нравится играть их, нравится их звучание. Что бы мы ни играли с Combichrist, пусть даже это песни ABBA, все равно это все еще Combichrist. Меня не волнуют рецензии ни на какой из моих релизов. Если бы я прислушивался к ним, мы бы делали все то же самое, что делают многие другие группы на этой “сцене”, а именно выпускали бы одинаковые альбомы один за другим, чтобы угодить фанатам. Я хочу писать музыку и удивлять, я хочу, чтобы люди открылись новому и вышли из своей зоны комфорта. Именно этим мы всегда занимались и будем заниматься до последнего дня Combichrist.

Ты можешь описать звучание нового альбома?
– Оно потрясное, да. Альбом несколько сумбурный, на данный момент он самый разносторонний из всех. Треки в нем от акустических до электро. В нем всего по чуть-чуть. В нем больше рока, но в то же время в нем гораздо больше электро. В нем все подряд, кроме метала. В нем много энергии, это точно. Он мрачный и мощный. Он очень электронный, но в то же время оставляет вкус “fuck you” во рту.

За последнее время ты отыграл много олдскульных шоу, где только ты и клавишник на сцене, что тебя на это вдохновило?
– Меня вдохновил этот альбом. Мне захотелось вновь ощутить ту энергию, которая была на ранних шоу. Атмосфера маленького клуба, особая энергия, дикий задор и чистая электроника. И мне кажется, я хорошо перенес все это в новый альбом. Мне удалось отразить ту панк-рок энергию, но в чисто электронном виде.
В то же время, мне не хотелось устраивать полноценные шоу с группой, когда у меня столько других дел. Все эти олдскульные шоу проводились ради того, чтобы нам было чем заняться на выходных и чтобы не терять связь с фанатами.

Говоря о том, что ты доволен своим творчеством, тебе нравится самому слушать свою музыку? Или это слишком странно?
– Не нравится. В смысле, в процессе ее написания и после релиза, мне нравится слушать ее. Это как будто ты строишь лодку, но строишь ее для кого-то другого. Тебе она нравится, но в то же время ты очень критически настроен, ты сто раз обходишь ее вокруг и разглядываешь. Тебе может нравиться твоя работа, и ты можешь ей гордиться, но в конце концов ты займешься чем-то другим.
Я практически не слушаю электронную музыку в те периоды времени, когда пишу альбомы или выступаю. Я стараюсь оставаться объективным в вопросах музыки. Мне кажется, я смогу создать в студии что-то более оригинальное, если не буду иметь ни малейшего понятия о том, что происходит во внешнем мире. Я стараюсь опираться на свои собственные идеи, а не искать вдохновения в том, что сейчас слушают на этой “сцене”. Я понятия не имею, что сейчас там популярно, вот вообще.

ОРИГИНАЛ на CasetteCulture.com