Purple Revolver

“Purple Revolver” сентябрь 2010

Purple Revolver встретился с андерграундным электрохэдом Энди ЛаПлегой из Combichrist, чтобы поговорить о встречах с демонами и создании монстров.

Что ж, Энди, как проходит 2010-й для тебя?
– Убойно (смеется).

Мог бы ты сказать, что тур с Rammstein добавил ему убойности?
– Да, конечно, но дело не только в этом. В последние полгода вообще очень много всего происходит.

Тебе не кажется, что тебя здорово вдохновил тот тур?
– Конечно, было круто играть в больших аренах с Rammstein, но я черпаю вдохновение из всего, что меня окружает. Так что сказать, что это по большей части были Rammstein, будет нечестно по отношению ко всему остальному.

Название “Making Monsters” как-то связано с названием предыдущего альбома “Today we are all Demons”?
– Да, предыдущий альбом был о встрече с внутренними демонами и их принятии, а в “Making Monsters” мы создаем своих собственных. Он очень циничен и пронизан хоррор-тематикой.

Поясни для нас свой лирический выбор.
– Ну если бы я хотел, чтобы моя лирика была понятнее, я бы сделал ее понятнее. Дело за вами (смеется), как вы ее поймете. Хотя она более личная. Я писал ее от души.

Мне кажется, этот альбом можно поделить на две части: первая очень в духе Combichrist, а вторая более экспериментальная, немного похожа на другие твои проекты – Panzer AG и Scandy.
– Интересное замечание, ведь я ничего такого не планировал. Они идут в порядке, который мне показался наиболее гармоничным после прослушивания песен по тысяче раз.

Согласись, на новом альбоме вокал более чистый. Менее жесткий? Дальше от метала?
– Он не обязательно чище, просто… больше именно вокала. В первых двух альбомах вообще не было никакого вокала, так что мне кажется, на этом альбоме он просто другой.

Как так случилось, что ты пригласил фронтмена Bleeding Through записать вокал для Follow the Trail of Blood с нового альбома?
– Это просто случилось! Мы фанаты работ друг друга, однажды он был в Джорджии, и я ему типа “хочешь спеть для моего нового альбома?”, вот и все.

Что побудило тебя остановить свой выбор на электро и аггротехе, а не на метале?
– Я вырос на хардкор и метал-“сцене”. Я ходил на всякие подпольные нелегальные концерты, где большую часть музыки запрещено было исполнять вживую. Не думаю, что электро было сознательным выбором, причиной послужили те группы, которые я тогда слушал и которые меня вдохновляли… Law… Ministry. Я все еще люблю метал, но мне кажется, через то, что я делаю сейчас, я смогу выразить больше. Не думаю, что я смогу привнести что-то новое в метал.

Возвращаясь к вашему туру с Rammstein, как ты думаешь, ваши выступления в столь больших аренах помогли вам пополнить ряды фанатов? Помогли вас прорекламировать?
– И да, и нет. Это работа наших промоутеров. Флаеры, постеры и всякое такое. Конечно, люди услышат нас на одном из таких шоу и, возможно, послушают больше песен в сети, но вовсе не обязательно купят наши пластинки. Много с них не поимеешь.

Но ведь все равно было здорово играть перед таким количеством людей?
– Ну конечно, мне нравится играть в маленьких душных клубах настолько же, насколько мне нравится делать это в аренах, но это разные впечатления. Это как трахаться и заниматься любовью – и то, и другое замечательно, по сути одно и то же, но атмосфера разная.

У вас есть какие-нибудь предварительные ритуалы перед выходом на сцену?
– У меня просто есть кнопка включения (смеется); серьезно, я могу быть с ужасным похмельем и заблевать все вокруг, но мне нужно только позвать ребят, которые идут и включают интро. Когда я его слышу, я выпрыгиваю на сцену и чувствую себя прекрасно. Уйдя со сцены, я снова блюю на полу!

Я был на вашем шоу с Rammstein в Манчестере и думаю, правду говорят о том, что на сцене человек совершенно по-другому себя ведет. Ты кажешься таким расслабленным (смеется).
– Я оооочень расслабленный. Люди удивляются, когда я говорю, что не курю траву!

Каковы планы на будущее?
– Туры, просто туры. Вот и весь план. Надеюсь всех вас там увидеть.

Спасибо большое, Энди.
– Не за что, вам спасибо.

ОРИГИНАЛ на Purple Revolver