“DistortedSoundMag.com” июль 2016

Combichrist, американская аггротех-группа, сейчас в самом разгаре евротура, в котором они также посетили Шеффилд, где мы и встретились с фронтменом Энди ЛаПлегой, чтобы обсудить тур, новый альбом и события, происходящие в мире.

Вам не очень везет с этим туром, два концерта были отменены, а еще один перенесен в другое место!
– Да. На самом деле, я думаю, это нормально, когда в туре что-то идет не так. Мне бы, конечно, этого не хотелось, но это нормально, когда в туре происходит что-то непредвиденное. С этим туром нам не очень повезло, но я предпочитаю ничего не отменять. Я ненавижу отменять что-либо. Один из концертов был отменен по причине того, что клуб закрылся за два дня до нашего шоу в нем, и это было что-то типа “окей, значит в этом городе мы не сыграем”. Это было первым не зависящим от нас происшествием, затем у нас сломался автобус, когда нам нужно было ехать в другую страну, и мы опять-таки ничего не могли с этим поделать. А что касается переноса концерта в другой клуб, с этим нам скорей повезло, потому что новое место оказалось гораздо круче изначально запланированного.

Как в целом проходит ваш тур, не считая всех этих заминок?
– Очень хорошо, просто здорово. Сейчас сезон фестивалей, так что я ожидал чуть меньше народу, чем обычно; очень сложно ездить в тур во время фестивального сезона, потому что вы обязательно окажетесь в городе, в котором все ушли на фестиваль. Но все идет хорошо. Думаю, единственное шоу, с которым нам правда не свезло, было в Гетеборге, на нем было несколько тише, чем обычно, потому что наш концерт, к сожалению, был в один день с фестом Sweden Rock. Нам стоило вместо этого сыграть на Sweden Rock, но мы этого не сделали, так что концерт получился немного вялым. Но не считая этого, все было отлично.

Вы только что выпустили новый альбом “This Is Where Death Begins”. Релиз оправдал твои ожидания?
– На самом деле все прошло гораздо лучше, чем я ожидал. Мы оказались в немецких чартах в первую же неделю на, кажется, 27-ом месте. И это наш лучший результат в общенациональных чартах за все время. А так, этот альбом все еще совершенно новый, прошло всего четыре недели с даты выхода. Люди много нудили, когда мы постили тизеры, но в итоге, когда альбом вышел, большинство остались им довольны. И он отлично подходит для живых выступлений.

Было что-то такое, что ты хотел добавить в этот альбом, но не сложилось?
– Эм, нет. Было бы здорово, если бы на этом альбоме был Дэвид Боуи, но нет. На этом альбоме я сделал все то, что и хотел, и он вышел точно таким, как мне хотелось. Единственное, о чем я сожалею, так это о том, что у меня не было чуть больше времени на то, чтобы записать еще песен. На альбоме нет ни одной песни, о которой я бы думал, что она там не к месту, и мы отлично провели время за записью этого альбома. И я впервые записывал его вместе с со-продюсером, обычно я все делаю в одиночку. В итоге все получилось просто отлично.

Откуда ты черпаешь вдохновение для новых песен и альбомов?
– Оттуда же, откуда и всегда; конечно, я выпустил много материала, вдохновленного фильмами ужасов и тому подобным. Но мне также кажется, что многое из того, что я делаю – это своего рода документалистика о нашем обществе, или псевдодокументалистика, ты просто вбираешь в себя все то, что происходит вокруг тебя, что ты видишь в новостях и на улицах, что ты видишь в повседневной жизни, ты просто впитываешь все в себя и используешь это в качестве вдохновения для творчества.

Как у тебя происходит процесс написания музыки?
– Он меняется от песни к песне, в некоторых песнях у меня может сначала возникнуть определенная идея для клавишных, или гитарный рифф, или идея для текста. Так что все зависит от конкретной песни, но очень часто я пишу в туре, я очень много пишу в туре, так что у меня возникает концепция песни или какие-то идеи для песни и текста, а потом я направляюсь в студию и записываю музыку, добавляю слова в песни, потом добавляю еще слова, и исходя из результата, добавляю еще музыки. Я бы сказал, что это обычный способ записи музыки. Ну, для меня.

Пару недель назад ты отложил выход нового клипа в память о жертвах в Орландо. Можешь рассказать о том, как ты принял это решение?
– Ну, так произошло потому, что мы все с нетерпением ждали, когда выйдет клип, и наш клип – это своего рода трибьют грайндхаусу, в нем есть элементы хоррора и все такое. Но насилие в клипе не было главной причиной, почему я не хотел выпускать его именно в тот день. Главной причиной было то, что нам хотелось поскорее показать его всем, мы усердно потрудились над ним, и мы с нетерпением ждали его выхода, для нас это стало бы своего рода праздником, если понимаете, о чем я. Но это была очень тяжелая неделя для всех нас; к счастью, никто из моих друзей не пострадал. Но у меня есть друзья в Орландо с семьями, и мы все еще пытались разыскать людей, которые были там, мы не знали, были они там или нет, мы не знали, живы они или нет. Эта ситуация сильно повлияла на меня, как и обычно, а теперь еще это происшествие в Турции, на меня всегда оказывает сильное воздействие факт того, что кто-то может сотворить столь ужасные вещи. Я просто не мог выпустить этот клип, и типа “ура, празднуем!”. Это было совершенно неподходящее время. Даже если бы в клипе и не было никакого насилия, я все равно принял бы такое же решение. Это просто неправильно.

Подобные происшествия как-то воздействуют на содержание твоих видео и на то, что ты хочешь донести до людей своей музыкой?
– Да, воздействуют; как я и говорил, меня вдохновляет то, что происходит вокруг, и так всегда и будет. Я бы не стал называть себя активистом, но я имею свое мнение. Думаю, это совершенно разные понятия. Я могу писать о том, в чем я твердо убежден, о чем я имею свое четкое мнение, но я не хочу никого агитировать посредством музыки, потому что я стараюсь держаться подальше от политики в своем творчестве. Конечно, я могу продвигать какие-то свои убеждения, но в то же время я стараюсь преподносить это с иронией. Нельзя воспринимать себя слишком всерьез, ведь так твоя музыка лишается всего веселья. Если из музыки забрать все веселье, то это буду уже не я. Если ты пытаешься кого-то агитировать своей музыкой, значит все становится серьезным, и ты уничтожаешь все веселье, ведь ты должен быть крайне серьезен и политкорректен, а я совершенно не политкорректен.

Многие оставляют комментарии о том, что ты сменил звучание, среди них есть как позитивные, так и негативные. Что ты думаешь на этот счет?
– Ну, дело в том, что когда я выпустил первый альбом Combichrist, я все еще занимался Icon of Coil, и все тогда начали жаловаться, потому что звучание сильно отличалось, а потом я выпустил “Everybody Hates You”, и все начали жаловаться, что он отличается от “The Joy Of Gunz”. И так далее и тому подобное. Меня поражает то, как люди удивляются тому, что звучание поменялось, ведь оно менялось с каждым альбомом. Новый альбом не так уж сильно отличается от того, что мы делали последние 7-8 лет, так что если они были на наших концертах в эти 7-8 лет, когда у нас не сцене были гитары и барабаны, почему они жалуются на новый альбом? Я не понимаю этого. В конце концов, хейтеры всегда орут громче всех, люди, которым нравится музыка, просто слушают ее. Они не сидят за компом и жалуются, они слушают музыку. И то, что я ранее говорил о чартах, доказывает то, что людям альбом понравился, даже несмотря на комментарии хейтеров. И, в конце концов, меня все это не волнует, и это главное. Это мой самый любимый альбом за все время. И если каждый мой альбом может быть самым любимым и самым личным, в таком случае я счастлив.

Как за последние 7-8 лет изменилась ваша жизнь в туре? Что стало другим?
– Да особо ничего. Мы все еще занимаемся тем же, что и всегда. Теперь у нас концерты покрупнее, потому что фанатов стало больше. Но не считая этого, ничего толком не изменилось, мы продолжаем ездить в туры, продолжаем работать. Мы ударно работаем, ведь мы постоянно в туре, а когда мы не в туре, я в студии. В каких-то турах мы меньше пьем, в каких-то – больше, но кроме всего этого, мы делаем то, что нам нравится делать. Я не могу представить для себя другого занятия.

Спасибо!
– Спасибо.

ОРИГИНАЛ на Distorted Sound