“Loud-Stuff.com” июль 2016

Недавно я встретилась с Энди ЛаПлегой, вокалистом и основателем Combichrist, в Marble Factory в Бристоле. Энди был в хорошем настроении, и мы сели снаружи в этот типично прохладный для Англии летний день. Он открыл банку пива, вытащил пачку сигарет, и мы начали.

Как проходит твой день? Удалось погулять по Бристолю?
– Не совсем, я погулял полчаса, потом нашел торговый центр и пошел обратно. А потом у нас был саундчек. Вот таким пока был мой день.

Я была на вашем концерте в The Fleece в августе прошлого года, и меньше, чем через год, вы снова вернулись. Вам нравится ездить в тур по Британии?
– Мне нравится ездить в туры, чаще всего мы возвращаемся туда, где уже побывали, но и новые места нам интересны. Иногда возникает особая связь, определенная атмосфера с публикой, когда ты часто где-то бываешь.

Прошлый концерт в The Fleece был очень мощным! И на удивление огромный мошпит!
– Ну, посмотрим, будет ли он сегодня еще больше.

На этот раз клуб побольше, и все наверняка будут пить после зарплаты. Как бы ты мог описать звучание Combichrist для тех, кто с ним не знаком?
– Как мы недавно это решили, мы играем индастриал металкор, ведь индастриал – очень обширное понятие. Мне нравится индастриал, в нашем звучании есть нотки метала, и мы все пришли из хардкор-“сцены”.

Я слышала, что твое звучание называют аггротехом, ты знаешь, с чего это пошло?
– Знаешь, откуда это взялось? Это было из одного моего интервью… Я говорил о техно, и это была самая рандомная вещь, которую я сказал. Я сказал это не подумав, и в итоге все привело к вот этому.

Новый альбом “This is Where Death Begins” вышел в начале июня. У тебя есть любимая песня на нем?
– Еще слишком рано говорить об этом. Мне нравится этот альбом, он у меня самый любимый из всех, что я выпускал.

Что касается клипа “My Life My Rules” – я читала, что ты в нем хотел вылезти из кучи трупов, одеться и отправиться на концерт. Откуда у тебя взялась эта идея?
– Изначально идея была немного другой. Я представлял, что из горы трупов вдруг появится рука, как это бывало в старых ужастиках. У нас получилась смесь из южных баптистов, укротителей змей, пастырей, христианских тем, вуду и колдовства. Все на съемках прекрасно подходили к этой смеси, и все было отлично. У нас были змеи и костер метров 6 в высоту. Настоящее безумие.

Сейчас вы в туре с Filter, и Оуми, их гитарист, помог тебе с продюсированием альбома. Как так получилось?
– Мы несколько раз ездили в тур с ними по Штатам. Я подумывал о том, чтобы привлечь со-продюсера, так как у меня никогда раньше не было со-продюсера. Он многое привнес в альбом, из-за него в нем гораздо больше гитар, и он подталкивал меня к идеальному вокалу. Иногда он говорил “хорошо, следующая песня”, иногда “все отлично, давай попробуем еще раз”. И я такой “что? ты же сказал, что все отлично”, а он мне “да, но мы можем еще лучше”. Так что он все время мотивировал меня, и это было круто. Я действительно слышу, что на этом альбоме мой вокал стал лучше.

Расскажешь какие-нибудь истории из тура?
– Они все сплошь о хулиганстве. И неразглашение этих историй – это приличное поведение.

Что ты сейчас слушаешь?
– Хмм, Refused. Посмотрим, что у меня в Spotify. Ок, the Gallows, Боб Марли и Билли Холидэй.

Последний вопрос. Если бы ты мог отправиться в тур с кем угодно, живым или мертвым, кто бы это был?
– Дэвид Боуи. Мне много кто нравится, например с Джонни Кэшом было бы здорово. Но я определенно выбираю Дэвида Боуи, он настоящая легенда.

ОРИГИНАЛ на Loud Stuff