“Sonic Shocks” июль 2016

Перед концертом в Глазго Дэвид встретился с Энди ЛаПлегой, чтобы поговорить о туре с Filter, туре по Южной Америке, недавних событиях, коснувшихся Британии, и о саундтреках к видеоиграм.

Осталось всего несколько дней до конца тура, как все прошло?
– Отлично, было весьма интересно. Это был прикольный лайн-ап, интересная смесь групп, и все прекрасно поладили, концерты прошли отлично, хорошие вечеринки, хорошие люди.

Как ты решил организовать тур с Filter? Ты думал об этом с финансовой точки зрения – собрать больше групп, чтобы пришло больше людей?
– Нет, мы играли с ними в Штатах, стали хорошими друзьями и поняли, что нам хотелось бы собрать такой тур по Европе. К тому же Оуми (Капила), гитарист, был со-продюсером моего альбома, и у нас с ним гораздо более близкие отношения, чем вы думаете. Он записал гитары для моего альбома, и Крис (Рив), барабанщик, также играет на моем альбоме.

Мой следующий вопрос – как тебе тур с ними? Вероятно, ты настолько хорошо их знаешь, что в любом случае все бы прошло отлично?
– Да, между нами всеми есть особая химия.

Очевидно, название тура вдохновлено Дональдом Трампом. Это все было шутки ради, или ты пытаешься этим обратить наше внимание на политическую ситуацию в Америке?
– Ненавижу политику. Я уже миллион раз это говорил, и скажу это еще раз – я не политик, и я не хочу, чтобы политики занимались музыкой. Пусть они занимаются политикой, а мы будем заниматься музыкой. Но тем не менее, у меня есть свои убеждения. И мы все сейчас живем посреди этого цирка, особенно в США, нас это касается, и у нас с Ричардом (Патриком) есть свое мнение на этот счет. Так что я позвонил Ричарду и сказал, что хочу назвать тур “Make Europe Great Again”, и он сказал “Идеально!”, ведь тур Filter по Штатам назывался “Make America Hate Again”. Поэтому мы решили, что будет забавно назвать евротур “Make Europe Great Again”.

Что ты думаешь на счет всей этой ситуации вокруг выхода Британии из ЕС, происходящей тут последние пару дней?
– Мы, конечно же, следим за ситуацией. Все это повлияет не только на Британию, но и на весь мир. Даже Американский фондовый рынок уже пострадал, я так думаю… Кое-кто сейчас по-королевски ебет сам себя. В некотором роде сейчас происходит борьба, потому что, на мой взгляд, весь смысл в Евросоюзе – это убрать границы и быть одной могущественной нацией, но теперь вы как бы возвращаетесь в каменный век, вновь воздвигая эти стены и отделяясь от остального мира. Я думаю, это морально отсталое мышление, проявление нетерпимости и узколобости, потому что люди смотрят на это, как на “Отлично, теперь мы избавимся от мигрантов”, но это так не работает, потому что они все еще здесь, и они продолжат приезжать. Люди смотрят на эту ситуацию с неверной позиции.

Вы также ездили в мае в тур по Южной Америке с Hocico, как все прошло?
– Было весело. Не буду вам врать, нам было очень весело. Возможно, даже слишком. В Южной Америке всегда весело. И, конечно же, мы с парнями из Hocico знакомы целую гребаную вечность. Я играл на клавишных у Hocico 15 лет назад. Не на постоянной основе, но вот как давно мы с ними знакомы.

Новый альбом “This is Where Death Begins” вышел в июне, и у многих фанатов смешанные чувства на счет смены направления. Что ты думаешь насчет того, как альбом был принят?
– Думаю, он… Во-первых, я думаю, что люди… Такое случается каждый раз, когда я выпускаю альбом Combichrist. И я не знаю, чему люди удивляются, ведь так происходит каждый раз. Каждый альбом отличается от предыдущего, это называется развитием, и мне не нравится повторяться. Позвольте повториться. (смеется) Это развитие. Так что все говорят “Это не звучит как Combichrist”, когда альбом только выходит, а неделю спустя все… Ну не все, но большинство говорит “О, мне он нравится, я не ожидал, что в итоге он мне настолько понравится”. Что ж, вы говорили это последние 7 альбомов! Как бы там ни было, альбом приняли очень хорошо. Мы оказались в немецких чартах на 27-ом месте, это наш лучший результат за все время, и концерты тоже проходят прекрасно, людям они нравятся, и к тому же это мой любимый альбом, что для меня является самым важным.

Новый альбом вышел в нескольких версиях, что в них, и почему ты решил так сделать?
– Да, у нас вышел цветной двойной винил – зеленый и красный, потом есть еще двухдисковая версия альбома, на втором диске запись олдскульного индастриал-сета, который я отыграл несколько месяцев назад в Лос-Анджелесе, и еще есть запись нашего выступления на прошлогоднем Summer Breeze в Германии. Так что у альбома много разных версий на любой вкус.

Я обратил внимание, что в последнее время ты снова работаешь с Ninja Theory над саундтреком к их игре Hellblade. Как все проходит, и как рабочий процесс отличается от написания альбома, в котором ты сам полностью выбираешь тематику и т.д.?
– Он сильно отличается. Во-первых, я работаю не совсем над песнями, скорей над аранжировкой, я работаю над созданием настроения – конечно, я пишу какие-то мелодии, но они очень органичные. Я очень много занимаюсь филд-рекордингом и всяким таким, и по большей части я работаю с норвежским языком. Ну, не с норвежским, а с древненорвежским – языком викингов, и это очень интересно, это прекрасный способ развеяться и отойти от работы над Combichrist и прочим.

Этот саундтрек получит свой альбом, как было в случае с Devil May Cry?
– Получит, но все будет немного по-другому. Для Devil May Cry я написал огромное количество песен для боевок, а затем мы выбрали несколько подходящих для альбома, а в этот раз будет гораздо меньше песен, в основном это будет эмбиент. Но я считаю, что в итоге так будет даже интереснее, ведь он совершенно другой. Не думаю, что он будет выпущен под именем Combichrist, но он точно будет выпущен, просто как саундтрек к Hellblade.

У тебя есть планах еще какие-то подобные проекты?
– Ну, я все еще работаю над Hellblade. На самом деле… Последний концерт тура пройдет в воскресенье в Лондоне, и я останусь там, чтобы поработать с ними. Нам еще многое предстоит сделать, но мы уже близки к нашей цели. Не считая этого, до следующего лета в планах только Combichrist.

ОРИГИНАЛ на Sonic Shocks