“SoundscapeMagazine.com” июль 2016

Последние два альбома титулованных Combichrist изменили формулу индастриала, превратив жесткое техно в кибер-метал. Хоть они и использовали тот же химический состав, получившаяся реакция оказалась не случайной, ведь основа для преобразования Combichrist появилась задолго до рождения группы.

“Мне кажется, с этим альбомом я замкнул круг, ведь я начинал на панк- и хардкор-“сцене”, и теперь все медленно возвращается на свои места”, говорит Энди об альбоме “This Is Where Death Begins”. Он продолжает: “Люди твердят тебе не забывать о своих корнях, а мои корни – это панк и хардкор, и мне кажется, в основе этого альбома лежат именно эти элементы. В нем отобразилось все, чем я когда-либо занимался, вместе с моим опытом живых выступлений и другими стилям музыки, с которыми я когда-либо имел дело. На данный момент мое творчество – смесь всего этого”.

Что касается всех этих дискуссий, преследующих формат Combichrist, дурные предчувствия насчет нового курса группы получают следующий комментарий: “Люди говорят, что этот альбом – не индастриал, но на самом деле он в гораздо большей степени индастриал, чем наши предыдущие релизы. Старые альбомы были скорей электро”, и говоря о прошлом, Энди стал одним из самых плодовитых индастриал-музыкантов последних 15 лет – он представил EBM-миру Icon of Coil, затем позднее он возглавил индастриал-штурм под названием Panzer AG, и совсем недавно талантам Энди нашлось применение в ремейке Devil May Cry.

“Я работаю над еще одним саундтреком, на этот раз к игре Hellblade. Он гораздо более затейливый и интересный, чем у DMC. На этот раз я не пишу альбомные песни, я пишу весь саундтрек полностью, в котором все будет органично взаимосвязано. Я опираюсь на эру викингов, потому что действие игры происходит в Кельтские времена, в треках я пою на древненорвежском и таким образом обращаюсь к своим предкам”.

Он смеется: “Я начал заниматься электронной музыкой, потому что мне осточертела необходимость мириться с другими участниками группы, но теперь мне очень трудно отыгрывать электронный сет без необходимых составляющих на сцене – без группы, без барабанов и прочих важных вещей для живых выступлений, которые создают люди, а не машины”. Он дерзко продолжает: “Скучаю ли я по этому? Нет. Если бы скучал, я бы занимался этим. Когда соскучусь, тогда снова займусь”.

“Конечно же, я продолжу работать с электроникой в том или ином смысле, но если я решу вернуться к тому, что я считаю индастриалом или электро-индастриалом, это будет совсем не то, что другие люди называют индастриалом. Он стал таким шаблонным. Я делал подобное с Panzer AG, еще у нас был Scandy, где была вся эта электро-тема. Но я больше не занимаюсь Panzer AG, я больше не занимаюсь Scandy, и я больше не занимаюсь Icon of Coil”.

Затем он осторожно добавляет: “Мне нравится, что теперь у меня есть полная свобода с Combichrist, потому что я могу делать все, что мне захочется, без необходимости думать, что какой-то трек нужно отнести к другому проекту. Я могу просто сесть в студии и творить без каких-либо ограничений. Это типа как если бы я записал хэви-метал трек, а следующая песня получилась бы попсовым электро – почему бы так все и не оставить, почему мы должны следовать каким-то правилам и инструкциям в написании альбома?”

“Нас обвинили в том, что мы уничтожаем эту “сцену”, но я пытаюсь спасти ее от удушья собственной унылой блевотиной. Эта “сцена” продолжает выпускать одно и то же дерьмо по кругу”. Жанровые ярлыки не способны переменить взглядов Энди, он объясняет: “Люди говорят “мы думали, что вы – аггротех”, мы не аггротех. Аггротех никогда даже не был жанром. Когда вышел “Everybody Hates You”, меня попросили описать Combichrist, и я сказал, что это что-то типа агрессивного техно – аггротех, и это стало термином, описывающим нашу музыку, но это никогда не было музыкальным жанром”.

ОРИГИНАЛ на Soundscape Magazine