“TheIndependentVoice.org” ноябрь 2011

Фронтмен Combichrist Энди ЛаПлега хорошо знаком со стереотипами, преследующими скандинавских мальчишек и девчонок, как запах… как насчет запаха мертвеца? “Я норвежец, но я не обязательно должен ходить с корпспэйнтом”, смеется он, когда мы лезем к нему с такими клише. “Посмотрите на меня! Вы же как раз фотографируете; не такой уж я “мрачный”, сижу тут на своем “мрачном троне”!” Но несмотря на торжественное заявление о своей невинности, в нашумевшем аггротех-творении Энди не все радуги, да бабочки.

5 альбомов и 9 EP, включая новый трек 2011 года “Throat Full of Glass” – аудио сторона группы бьет ключом. Ремиксы, приобщение к независимому кино и пополняющаяся видеография позволяют поставить обязательные галочки в резюме каждой группы, ассоциирующейся со словами “андерграунд” и “культовый”. Но Combichrist вовсе не тихони. Сначала бучу подняли феминистки из-за спорных текстов и образов; также ЛаПлега носил одежду с флагом конфедератов и участвовал в фотосессиях, эксплуатирующих символы рабства, войны и гражданской напряженности в США. Это привело в бешенство критиков, блоггеров и категоричных обывателей. Но разделяет ли на самом деле Энди ЛаПлега взгляды Combichrist… или же он просто набивает себе сенсационность? Сейчас мы обсудим с ним музыку, хаос и человечество.

> Недавно вы выступали в качестве группы разогрева со знаменитыми индастриал-металлистами Rammstein как в Европе, так и в Северной Америке. Ты чувствуешь какое-нибудь музыкальное родство с ними? Есть ли какие-то определенные повлиявшие на твое творчество элементы из работ коммерчески успешных индастриал-групп, включая Rammstein?
– Сомневаюсь, что у нас есть что-то общее с музыкальной точки зрения; что касается личных отношений, мы прекрасно поладили. Как люди, мы действительно очень схожи. Касательно остального, я думаю, мы гораздо более “альтернативны”, чем они. Мне кажется, то, что они делали с самого начала… они сразу поставили себе цель выше, чем она есть у нас. С первого же дня я просто хотел писать музыку, я никогда не планировал стать популярным и шикарным “товаром”. При всем уважении к ним, я считаю потрясающим то, чего они добились. Я не говорю, что мне это не нравится, это круто. Но я всегда занимался музыкой просто ради музыки и ее энергетики, а не для того, чтобы когда-то играть в аренах или типа того. Мысль о том, чтобы выступать в аренах, даже после сотни отыгранных с ними шоу, все еще кажется мне нелепой; поверить не могу, что мы играли в аренах, это бред какой-то. Но эм… не знаю, и они, и мы вроде как существуем в контексте тяжелой музыки, мы все из более “темной” метальной области: хардкор, панк-рок, всякое такое. Все это немного другое.

> Все знают, что твой трек “Shut Up and Bleed” был использован в фильме ужасов “Коллекционер”, и что ваш YouTube-хит “Get Your Body Beat” был выпущен 06/06/06. Тебе не кажется, что сам жанр твоей музыки придерживается определенных зловещих религиозных образов? Если так, то какие из них ты признаешь, а какие отвергаешь?
– Нет, я так не думаю. Мне кажется, музыка говорит сама за себя, а персонаж, которого мы создали… ну у меня ведь есть разные проекты в разных стилях, и, я так думаю, я создаю разных персонажей для каждого проекта отдельно. И в каждом проекте или группе персонаж является частью концепта, частью творчества. Но что касается меня, я очень спокойный человек, чем бы я ни занимался; я могу дистанцироваться от своего персонажа, но, откровенно говоря, в этом персонаже, как и в моей музыке, есть частичка меня. Иначе я бы этим не занимался. Но эм… мне не обязательно поддерживать имидж рок-звезды, чтобы делать это; создавать персонажей – это весело, они многое привносят в твое творчество, но если ты пытаешься жить своим персонажем, то ты очень многого лишаешь себя в реальной жизни.

Только я начал озвучивать свой третий вопрос о сотрудничестве Энди с Уэсом Борландом из Limp Bizkit, как он продолжает…

> Уэс Борланд, кстати, хороший пример. Он совсем не как Limp Bizkit… потому что, если бы он был такой, мы, скорее всего, не стали бы с ним работать! При всем уважении к Limp Bizkit, это не мое. Но он, как личность и как музыкант, абсолютный… гений, и прекрасный человек. Но к Limp Bizkit я бы никогда даже не притронулся. Они делают свое дело и делают его хорошо. Но он – отличный пример талантливого артиста, который играет разные роли и делает разнообразные вещи. Извини, я совершенно испортил твой вопрос! (смеется)

> Ничего страшного, всегда приятно, когда музыканту есть, что сказать, это только делает интервью лучше. Я упомянул Уэса Борланда, потому что хотел поговорить об идеальных творческих союзах – если бы ты мог поработать с кем угодно, живым или мертвым, в рамках Combichrist, кто бы это был?
– Мне очень хотелось бы записать альбом с Джонни Кэшем или Дэвидом Боуи. Интересный получился бы альбом. Мне не пришлось бы петь на нем, я только хотел бы написать его и спродюсировать. Думаю, было бы потрясающе. Потому что эти двое – огромное вдохновение для меня, не обязательно в плане их музыки, скорей они вдохновляют меня, как музыканты и творческие люди, из-за того, насколько они открыты всему, что их окружает. Они не зацикливаются на чем-то определенном, если что-то их заинтересует, они возьмутся за что угодно, не опасаясь того, что это будет нечто нестандартное.

> Держи тему своих личных музыкальных предпочтений в уме, Энди, позже я задам вопрос, в котором мы в нее углубимся. А пока я хочу спросить, не кажется ли тебе, что европейская публика лучше принимает аггротех-стиль Combichrist, чем, например, твоя родная норвежская или американская?
– Ох, ненавижу этот термин “аггротех”… Сложно сравнивать Европу с США, потому что есть такие города… проще сравнивать города. Берлин очень похож на Нью-Йорк. Но также все может сильно отличаться: Нью-Йорк и Лос-Анджелес совсем разные. Та же история с Гамбургом и Берлином, которые находятся в трех часах езды друг от друга, там совершенно разная публика, разный склад ума. Практически невозможно их сравнивать. Даже не знаю как… Мне кажется, американцы более открыты ко всему новому. Например, в Германии, у них своя эта “сцена”, индастриал-готика, она уже столько лет существует и очень распространена. Они больше ничего не слушают, их волнует только их “сцена”. Но в США эта “сцена” гораздо меньше, и большая часть публики – любители техно, метала, хардкора, всего того, чем мы вдохновляемся, вот такая там разношерстная публика. Приезжая в Германию, бывает сложно просто делать то, что мы делаем, потому что мы не вписываемся в те рамки, которыми ограничена большая часть немецких групп на этой “сцене”. Для нас же подходит все – теперь у нас есть гитарист. Мы не ударились в метал, просто добавляем в нашу музыку повлиявшие на нее элементы. Также мы представляем и “лайв” жанр – у нас есть перкуссионист, например. В нашей музыке много элементов, которые не связаны с немецкой электроникой. Иногда сложно добиться своего в Германии, но мы уже столько лет этим заняты, что постепенно добрались до наших нынешних высот, мы как бы “прокрались” к ним. Сейчас люди вроде как ценят нас, но я считаю, новичкам будет крайне сложно проделать такой путь, потому что на этой “сцене” все весьма узколобые.

> “Making Monsters” и твои прошлые релизы вполне можно привести к общему знаменателю, но все же, если сравнить твои самые примитивные материалы с самой продвинутой работой, какие наиболее очевидные изменения претерпело твое мастерство?
– Мне кажется, каждый релиз – это отдельная самостоятельная работа. Через все материалы Combichrist красной нитью проходит одна основная тема: “Я сделал именно то, что хотел сделать на тот момент”. Вот эта основная тема. Более того, я всегда делаю только то, что хочу. Следующий альбом по звучанию может больше походить на первый, как знать. Если это то, чего я захочу при записи следующего альбома, то именно так я и сделаю. Если я захочу сделать что-то совершенно другое, то так я и сделаю. Со временем все меняется, ты растешь как личность, но в глубине души я все еще тот, кем я был в… даже больше – возможно, сейчас я еще сильнее проникся всем тем, что мне нравилось делать в детстве и несколько лет назад. Несколько лет назад для меня было чуть более важным каждый раз убедиться, что я все делаю правильно. Сейчас я все больше обращаюсь к тем вещам, которые нравились мне в молодости, потому что я наконец позволил себе это. Много групп через некоторое время начинают “О, поверить не могу, что мы раньше такое писали”, но ведь была причина, по которой мы это сделали – потому что нам это казалось прикольным, нам это нравилось, и я позволил себе снова обратиться к этому. Есть и другая сторона, раньше я не позволял себе делать некоторые вещи, потому что они были “не крутыми”. Но сейчас я подвергаю сомнению все это, мне нравится то, что мне нравится. Это не обязательно что-то конкретное. Я просто люблю музыку, какой бы она ни была. Я не большой любитель хип-хопа, но если мне попадется на радио хорошая песня, я не стану переключать ее только лишь из-за того, что это хип-хоп. Если песня хорошая, значит она хорошая. Правда такое нечасто случается (смеется), но все может быть. Я не стану выключать ее только из-за ее жанра. Дело в ее “начинке”, если она хороша, то и песня хороша.

> Развивая тему того, что ты делаешь только то, что тебе хочется, а не то, чего от тебя ожидают другие – есть ли среди твоих источников вдохновения в работе с Combichrist что-то невероятное? Может быть какой-то исполнитель или группа, которую не ожидаешь увидеть в твоем списке тех, на чье творчество ты опираешься при написании своей музыки?
– Моей музыки? Я практически помешан на… как это называется? “Последнее великое поколение”? Я помешан на всем, что было до 1960-х. Стиль жизни, образ мыслей, трудолюбие, взаимоотношения людей, нравственность. Больше всего в жизни меня вдохновляет… я не религиозен, и меня поражает, что люди могут верить в такое, у меня просто в голове не укладывается, что можно верить во что-то подобное. Меня вдохновляют справедливость и добродетельность в людях. И для меня это основа всех вещей, ведь “добро” и “зло” – это вовсе не обязательно то, о чем говорится в религиях, или что подразумевается под хорошим поведением. Я твердо верю в то, что у “добра” и “зла” исключительно человеческая природа, ничто другое не может содержать в себе “добро” или “зло”. Это чисто человеческая концепция, и никак иначе. Я могу часами продолжать этот разговор, и это одна из тех тем, которые раскрывают мои персонажи. Возьмем, к примеру, мои тексты. Многие из моих песен помогли показать… некоторые феминистки, например, думают “О, это сексизм” и все такое… нет. Песня, о который вы говорите – это все лишь гребаная песня, всего лишь персонаж. Вы же не будете отчитывать Уэса Крэйвена за то, что какой-то мутант изнасиловал ту девушку на холме. Это же просто фильм. И это не Уэс Крэйвен, а один из его персонажей. Точно так же я думаю про свою музыку. Важно освещать темы “добра” и “зла” и в музыке тоже, потому что не стоит забывать об этих вещах, они существуют, и мы живем с этим. Мы сталкиваемся с этим каждый день, так почему же не использовать эту тему в музыке?

> И мой последний вопрос, Энди: гипотетический диск для необитаемого острова. Если бы ты мог выбрать три альбома, которые будут у тебя на необитаемом острове, какие бы ты выбрал?
– Я бы выбрал “Apocalypse Dudes” Turbonegro, любой альбом Helicopters и “Best” Билли Холидэй.

Оригинал на Independent Voice