“ReflectionsOfDarkness.com” май 2011

COMBICHRIST сейчас в туре по США, и в понедельник 16-го мая мы встретились с Энди ЛаПлегой в Портленде, штат Орегон, чтобы задать ему несколько вопросов о его новом альбоме и обо всем остальном, из чего состоит один из самых популярных индастриал-проектов.

> Как проходит ваш тур в поддержку альбома “Making Monsters”?
– Очень хорошо. Это вторая часть тура, и все отлично, как и в первой. Перед началом тура ты всегда беспокоишься из-за положения дел в стране, у людей не так уж много денег, чтобы они могли их тратить на развлечения. Но тур проходит хорошо, значит мы все делаем правильно.

> Что ты хочешь видеть в зале во время своих выступлений?
– Я бы не сказал, что наше шоу полностью зависит от взаимодействия с публикой, но мы на сцене выкладываемся по полной, и трудно продолжать столь же бодро, если нет отдачи от публики. Мне нравится думать, что все, что касается COMBICHRIST, основано на взаимодействии с людьми, я прямо таки подпитываюсь энергией толпы. Чем сильнее отдача у публики, тем больше энергии у выступающих. Так что все, что нам нужно – это высокая энергия. (смеется)

> Сегодня вы играете в Портленде, там собрано много разнообразных и интересных музыкальных “сцен”. У вас есть какие-нибудь места и города, в которых вам нравится играть больше, чем в других?
– Да, есть такие, но сходу не вспомню. Есть такие места, которые нам нравятся больше других. Какие не нравятся, говорить не буду. В Сиэтле и Портленде всегда здорово. Почему-то они чуть более андерграундные, чем другие города, но в то же время, в их публике столько позитива и энергии. Там проходят одни из тех концертов, когда ты на сцене думаешь “о да, вот почему я этим занимаюсь”. Ты реально получаешь удовольствие от того, что делаешь. Ты делаешь это не просто потому, что это твоя ежедневная работа в туре, а потому, что ты любишь делать это. Особенно в Сиэтле и Портленде. В Лос-Анджелесе тоже здорово. Я могу продолжать вечно, вспоминая разные города Европы, Японию, Мельбурн в Австралии мне тоже очень нравится. И Лондон. Можно вспомнить много хороших городов.

> Я читал о ваших ВИП-билетах, дающих фанатам возможность встретиться и пообщаться с вами перед шоу, вам нравятся эти встречи? У вас не было неудачного опыта с ними?
– Вообще были неловкие моменты, потому что некоторые люди очень стеснительны. Мы можем затупить, если они просто молчат. Если человек необщительный, его сложно расшевелить. Но чаще всего все проходит хорошо, и одна из причин, почему мы это делаем, кроется в нашем плотном графике, из-за которого у нас нет ни на что времени. Были времена, когда мы после шоу могли собрать вещи и отправиться на афтепати тусить всю ночь. Общаться с друзьями и фанатами и кутить каждую ночь. Сейчас уже нет на это времени, после шоу мы идем в душ, а наша команда собирает вещи. Когда мы оттуда выходим, вещи уже погружены в автобус, и все готовы выезжать, так что времени на общение не остается. Вот одна из причин, почему мы это делаем – чтобы иметь возможность поболтать с фанатами перед шоу. И к тому же в такой обстановке проще держать все под контролем. Обычно все довольно спокойно, так что по большей части это позитивный опыт.

> Да, я заметил, что в вашем расписании большинство шоу идут друг за другом без перерывов. Вам удается прогуляться по городам, в которых вы выступаете, или вы по приезду сразу переходите к делу?
– У нас нет времени на то, чтобы насладиться чем-то, кроме самих шоу. До них – подготовка сцены, после них – переезд в следующий город. Так что у нас нет времени на осмотр достопримечательностей. Честно говоря, я во всех этих городах был так часто, что если мне вдруг что-то понадобится, я всегда знаю, куда идти. У нас никогда нет времени на сам город, только на шоу. Как, например, в этот раз – на 34 дня тура приходится 32 концерта. Два свободных дня отведены на дорогу из США в Канаду и обратно. Так что выходных у нас совсем нет.

>Раз уж заговорили о турах, как вам тур с RAMMSTEIN?
– Было здорово. Мы отыграли 71 концерт с ними, это ни на что не было похоже, и, конечно же, это была потрясающая возможность для нас, как для группы. К тому же они хорошие люди, мы очень сблизились с ними и стали одной большой семьей, мы были как одна большая группа. Получился вот такой семейный тур, что сейчас звучит довольно странно. Очень странно больше не играть с ними и не видеть их каждый день, потому что мы к ним так привыкли. Ну, в общем, все прошло отлично.

> Как происходит написание нового материала? Вы пишете его вместе всей группой или как это обычно у вас бывает?
– Я в этом плане диктатор (смеется), так что я все сочиняю и записываю единолично, и никто в группе даже не знает о том, как все продвигается, ровно до того момента пока я не высылаю им материал и говорю “вот новый альбом, идите заучивайте”. Но тем не менее, не будь они теми, кто они есть, альбомы звучали бы совсем по-другому, потому что я вдохновляюсь нашими живыми выступлениями и держу их в голове, работая в студии после тура, в ходе записи я размышляю о том, как что будет звучать на сцене. Я буквально закрываюсь там, и заходить позволено лишь тому, кто приносит мне кофе. Студия – это мой диктаторский трон.

> Как ты думаешь, что послужило причиной развития твоей музыки именно в этом направлении?
– Во-первых, дело в моих широких музыкальных взглядах. Я вырос на метале 70-х, которым увлекался мой отец, и на метале 80-х, которым увлекался мой дядя, другой мой дядя любил грайндкор, а двоюродный брат слушал панк-рок, так что я вырос на всем этом андерграундном разнообразии: метал, панк-рок, рокабилли и так далее. Я начал проникаться электроникой в конце 80-х, начале 90-х. И это мое новое увлечение постепенно эволюционировало в то, что мы имеем на данный момент. Для меня главное – не идти на компромиссы. Я всегда делаю то, что хочу, и это то, чего сейчас все от меня ожидают. Я думаю, если позволить себе всегда делать, что хочется, тогда можно будет делать то, что действительно пойдет на пользу музыке, вместо того, чтобы сидеть и думать “я не могу пробовать другое” или “что же лучше подойдет для этой “сцены” и тому подобное. Я просто делаю то, что сам считаю нужным, и это было моей философией с самого начала. Эта мысль проходит красной нитью через все мои работы: я всегда делаю, что захочу и когда захочу.

> Какую музыку ты слушаешь в свободное время?
– Думаю, люди, читающие интервью со мной, уже имеют представление о моих музыкальных вкусах. Но те, что не читают, возможно, думают, что я слушаю музыку наподобие той, что пишу, но это вовсе не так, в основном я слушаю панк-рок и рокабилли. Одна из моих любимых исполнительниц – Билли Холидей, я часто ее слушаю, и еще Джонни Кэш. Я крайне редко слушаю что-то похожее на мою музыку. Это помогает мне оставаться объективным в своей работе, помогает мне правильно ставить перед собой задачи и четче их выполнять. Мне кажется, многие группы, особенно те, что крутят по радио, современный рок и всякое такое, все похожи одна на другую. Такое ощущение, что они ищут вдохновения друг в друге, потому что слушают музыку друг друга, и вся она сливается воедино. Я стараюсь более объективно подходить к своей работе. И стараюсь вовсе не слушать музыку, подобную моей.

> Что вдохновляет тебя?
– Жизнь во всех ее проявлениях, думаю, это то, что вдохновляет нас всех. Это может быть что угодно: комиксы, фильмы, какие-то события в личной жизни, эмоции и переживания. Когда я дома, меня больше вдохновляют разные виды развлечений. Когда я работаю дома в студии, меня вдохновляет происходящее вокруг. Когда я дома, я как бы в безопасной среде, и это сподвигает меня на написание выдуманных историй. Когда я в туре, я пишу более личные вещи, потому что иногда обстановка становится угнетающей, и это вдохновляет меня на написание более личных и эмоциональных текстов. В общем и целом, меня вдохновляет все на свете.

ОРИГИНАЛ на Reflections Of Darkness