“TakeCoverAndShoot.com” июнь 2011

“Итак, это воскресный вечер в Пенсаколе, и добро пожаловать в Церковь Combichrist!”, объявил Энди ЛаПлега, фронтмен и создатель аггротех-группы, во время своего шоу в Vinyl Music Hall в Пенсаколе, штат Флорида.

После выступления в качестве группы разогрева у Rammstein в знаменитом нью-йоркском Madison Square Garden 11 декабря 2010 года было объявлено, что Combichrist также поедут с немецкими монстрами индастриал-метала в тур по Северной Америке. В перерывах между шоу с Rammstein Combichrist дадут несколько отдельных концертов в поддержку своего нового альбома “Making Monsters” совместно с iVardensphere, Deadstar Assembly и Star Killer.

За несколько часов до того, как ЛаПлега сказал “Добро пожаловать в Церковь Combichrist”, перешедшее в песню “Fuck Machine”, Анна Караски провела с фронтменом интервью.

В один из обычных адски жарких дней в северной Флориде мне удалось встретиться и поговорить с Энди ЛаПлегой из Combichrist. В гримерке Vinyl Music Hall меня встретил один лишь немного опоздавший ЛаПлега, одетый в стильно рваные выцветшие черные вещи, с его фирменными тату-рукавами напоказ. Он выглядел уставшим настолько, насколько ожидаешь этого от такого энергичного исполнителя, как ЛаПлега, спустя половину такого тура, как “Monsters on Tour”.

Combichrist по большей части держится только на художественном видении ЛаПлеги, пишущем музыку в бескомпромиссном и безоправдательном стиле. Немного более отшлифованные по сравнению с живым исполнением, студийные записи передают драйв и мощь, которые олицетворяют то, кем и чем является ЛаПлега. В музыкальном плане Combichrist относится к аггротеху, поджанру индастриала, но при этом содержит в себе соблазнительные намеки на гораздо более широкий диапазон источников вдохновения. Их живые выступления можно описать, как высший пилотаж в агрессии, страсти и злобе, это некий организованный хаос, в котором ЛаПлега выступает в качестве безумного ведущего представления в цирке первозданного хаоса. ЛаПлега зачастую бьет себя микрофоном, крадясь, расхаживая и прыгая по сцене с драматичным театральным гримом на лице. ЛаПлега практически незаметно превращается в невменяемого, безумного и опасного персонажа, которого он играет на сцене.

Combichrist – один из многих музыкальных проектов ЛаПлеги, таких, как Scandy, Panzer AG, неактивный сейчас Icon of Coil и рокабилли-группа Scandinavian Cock. С каждым годом все более успешный ЛаПлега вошел в освещенную флюоресцентными лампами гримерку в темных очках, которые за все время интервью так ни разу и не снял.

> Что стоит за именем Combichrist?
– Это просто имя. Я начал его использовать уже давно, в комиксе. И этот персонаж хорошо подошел к моей музыке. Очень долгое время я писал песни не от своего лица, а от лица персонажа. Поэтому лирика получалась именно такая – забавная, резкая и грубая, потому что это был мой персонаж, а не я. Мне показалось, что это хорошее имя для персонажа.

> То есть, когда ты выступаешь с Combichrist, ты играешь его роль?
– Да, автоматически. Мне кажется, я превратился в этого персонажа… в нем сейчас гораздо больше меня, чем было до этого. Это уже не тот персонаж, каким он был раньше, он несколько эволюционировал. Как и все персонажи комиксов, они развиваются так или иначе. Я автоматически превращаюсь в персонажа, потому что то, кем я являюсь в реальности и то, что я делаю на сцене – две большие разницы.

> Какие идеи и темы ты поднимаешь в музыке Combichrist?
– Это зависит от того, от чьего лица я пишу. Что касается персонажа, там много всякого, и позитивного, и негативного. Он грубый, но в то же время приятный. Он может быть политичным, а может и не быть. Ему все похуй, но иногда нет. Раскрываются все стороны, поэтому он “комби”, как бы комбинация из всего на свете. Но когда я пишу от своего лица, разница чувствуется, потому что в этих текстах гораздо меньше нецензурных слов. И они передают мои чувства на момент их написания. В них нет ничего политичного, это лишь отражение всего того, что происходит вокруг меня, что иногда может показаться политичным, но это скорей мое личное наблюдение, а не что-то еще.

> Как фанатка Icon of Coil, я должна спросить: когда будет новый альбом?
– Возможно, никогда. С Icon of Coil покончено. Это не значит, что мы больше никогда и ничего не будем делать вместе. Но пока с Icon of Coil покончено. Иногда мы можем отыграть пару шоу ради собственного удовольствия. Сыграть старые песни просто развлечения ради. Все, что мне когда-либо хотелось сделать с Icon of Coil, я делаю сейчас с Combichrist, который появился в результате того, что трое людей не могут ни о чем договориться. Так что Combichrist стал для меня тем проектом, с которым я могу делать что мне вздумается безо всяких компромиссов. Если я хочу записать мрачную агрессивную песню, я запишу мрачную агрессивную песню, если я захочу записать более медленную мелодичную песню, я запишу ее. Суть Combichrist не в написании музыки какого-то определенного жанра, а в написании того, что мне захочется, без компромиссов. И мне не казалось возможным такое с Icon of Coil. Если мне когда-нибудь придет в голову песня в духе Icon of Coil, я просто выпущу ее с Combichrist.

> Как ты перешел с хардкора на индастриал/аггротех?
– Ммм, ну я всегда слушал много разного. Я открыт для любой музыки. Я всегда слушал все подряд, никогда не зацикливаясь на каком-то определенном стиле или “сцене”. Вообще я все еще по большей части слушаю рок-н-ролл, панк-рок, хардкор и всякое такое. Еще может джаз и что-то наподобие Билли Холидэй, свинг 20-х и 30-х годов и много разного рокабилли. Мне всегда нравилась электронная музыка, и мне кажется, смешав электро с тем, что я слушал в детстве, я и получил вот такой стиль, я вовсе не планировал заниматься именно индастриалом. Если смешать электро и хаус с хардкором, получится как раз то, чем мы сейчас занимаемся. Я не стремился специально оказаться на индастриал-“сцене”. Она мне нравится, мне нравятся ее люди, но мне не особо по вкусу те группы этой “сцены”, которые нравятся всем остальным.

> Откуда берет начало твое увлечение рокабилли-“сценой”?
– Я вырос на ней. В социальном плане я больше принадлежу именно к ней. И это не означает, что я не могу писать ту музыку, которую пишу. К тому же я автомеханик и хот-род энтузиаст, и это все, чем я занимаюсь дома – ковыряюсь в машинах и байках. При таком раскладе ты сразу же принят в клуб. А если и музыку слушаешь соответствующую, то автоматически оказываешься в определенных социальных кругах.

> Как дела у твоей рокабилли-группы Scandinavian Cock?
– Это вечеринка, а не группа. Scandinavian Cock – это просто тусовка. Я слишком много езжу в тур, поэтому мне не хватает времени на нее. Но мы все еще играем, и я надеюсь, что мы таки доберемся этим летом до записи альбома, и может даже в тур осенью поедем. Мне нравится играть с этой группой, это кучка отличных парней, они все играют рок-н-ролл, и это все, что они когда-либо умели и будут уметь, они любят то, чем занимаются, и с ними просто здорово играть. Эта группа в духе тех, что играют в маленьком баре на углу. И мне нравится этот контраст с тем, что я обычно делаю. Ты просто собираешься с группой на джем-сешн и играешь старый-добрый рок-н-ролл.

> Что тебе нравится больше: выступать в больших аренах или маленьких клубах?
– Я всегда это так сравниваю… У меня всегда есть точный ответ на этот вопрос. И то, и другое круто, но впечатления разные. Это все равно что заниматься любовью и трахаться, по сути одно и то же, но сопровождается разными эмоциями. И то, и другое замечательно. Думаю, играть в клубе – это заниматься любовью, это более интимное действо. А играть в аренах – это трахаться, и это круто, перед тобой 20.000 человек, у тебя кровь кипит, и ты сходишь с ума, но все не такое влажное и интимное, как в клубе. Так что нет смысла их сравнивать, и то, и другое классно.

> Кого ты слушаешь, и кто вдохновляет тебя?
– Все, что я слушаю, вдохновляет меня. Поэтому я стараюсь не слушать электронику, чтобы оставаться объективным. И не важно, что ты делаешь, и это касается всех музыкантов, на тебя все равно будет влиять то, что ты слушаешь. Поэтому чтобы оставаться объективным, я стараюсь держаться подальше от групп этой “сцены”, потому что я не хочу, чтобы меня подсознательновдохновляло что-то, что уже играют в клубах. Так я не смогу развиваться. Я слушаю много рок-н-ролла, большую часть времени я слушаю блюз и джаз. Билли Холидей, Флетч Хендерсон. Я большой фанат Helicopters. И Gluecifer, и всякого разного скандинавского панк-рока.

> Какова предыстория вашего сотрудничества с Уэсом Борландом?
– Мы были в туре с его группой Black Light Burns, охренительная кстати группа, они были у нас на разогреве. Забавно с ним вышло, потому что это был один из тех немногих исключительных случаев, когда мы поехали в тур не одни, а с другой группой, и все время было ощущение, что он участник нашей группы, а не той, что на разогреве. Мы очень здорово сдружились в дороге. Он потрясающий музыкант, поэтому мы сказали ему что-то типа “Выходи с нами на сцену, замутим что-нибудь”, и пошло-поехало. К сожалению, сейчас он вернулся к работе с Limp Bizkit.

> Каков шанс того, что вы запишете с ним что-нибудь вместе?
– Посмотрим. Все зависит от того, когда и что мы будем делать, или я буду делать. И что он будет делать на тот момент.

> С кем бы ты еще хотел поработать или съездить в тур?
– Еще с многими группами. Конечно, это маловероятно, но я с радостью поработал бы с Дэвидом Боуи. Он один из самых больших моих вдохновителей. И дело не только в его музыке. Он был одним из моих кумиров всю мою жизнь. То же самое с Джелло Биафрой. К сожалению, поработать с Джонни Кэшем или Билли Холидей будет затруднительно. Но я бы с радостью, если бы мог.

> Каким был лучший совет, который ты получал в своей жизни?
– Думаю, это был совет моего отца. “Делай то, что тебе хочется, а не то, чего от тебя ожидают другие”. И, я думаю, это стало основным принципом для всего, что я делал и все еще делаю. Я делаю то, что хочу, а не то, чего от меня ожидают другие. И мне кажется, это позволило мне всегда быть на шаг впереди в любом деле. Я не имею в виду, что я был впереди планеты всей, скорей мне удавалось быть на шаг впереди того, что я хотел сделать… как-то так. Легко быть чьей-то копией, но к тому моменту, когда ты становишься настолько же хорош, как и тот, кого ты копируешь, он уже будет на шаг впереди тебя. Я всегда так думал; вместо того, чтобы кого-то повторять, лучше создавать то, что тебе хочется и делать это по-своему, и тогда ты всегда будешь на шаг впереди.

> Какой лучший совет можешь дать ты?
– Тот же самый. Тот же совет из тех же соображений. Делай то, что хочешь, а не то, чего от тебя ожидают другие.

Оригинал на Take Cover And Shoot