“SpeakPenguin.blogspot.ru” август 2010

22 августа 2010 года я целую вечность ехал в лифте, чтобы добраться до номера Энди в отеле. Не буду врать, я сильно нервничал. У меня перехватывало дыхание при каждой мысли о том, что может пойти не так. Я добрался до его номера, он пожал мне руку и сказал “заходи, большой папочка”. В этот момент мое волнение куда-то улетучилось.

Я сел рядом с его кроватью, пока Энди готовил свое диджейское оборудование вместе с местной легендой DJ Virus. Они оба диджеят сегодня в Church/Lizard Lounge.

После нескольких обеспокоенных взглядов на ноутбук, Энди сказал “черт, кажется, я его сломал” и засмеялся.

В итоге он все починил, а DJ Virus сел послушать, что Энди сегодня собирается ставить. Joe Virus отличный диджей, и увидеть на его лице удивление от подборки Энди было неожиданно.

На этом моменте Энди сел за стол напротив меня, и интервью началось.

Энди: Ты уж извини, я сегодня прилетел из Денвера и буквально только что приехал из аэропорта.

GZ: Ничего страшного, как там Денвер?
Энди: Было весело, там прикольно. В общем-то вот. (смеется)

GZ: Ты рад вернуться в Штаты после евротура?
Энди: Да, я соскучился по ним, мы с октября только и делаем, что по Европе катаемся, почти год уже. Здорово снова быть здесь, на моей новой родной земле. С нетерпением жду тура здесь.

GZ: Как вы готовитесь к туру здесь, в Штатах, и к туру по Европе? Я был на вашем шоу здесь, в Granada Theater, где вы играли перед публикой в 400-500 человек, при том, что до этого вы выступали с Rammstein перед 30.000 человек. Как это на тебя повлияло?
Энди: Это как заниматься любовью и трахаться. По сути одно и то же, но не совсем, и не обязательно одно лучше другого. И то, и другое круто, но по-разному. Дело в ощущениях. Иногда мне больше нравится играть в клубах на 500-600 человек из-за более интимной обстановки. Но подготовка к ним одинаковая. За исключением того, что когда ты выступаешь в арене, там за всей работой следит миллион людей, и все очень строго. Ты должен быть готов за 10 минут до шоу, и ты должен выйти на сцену в соответствии с расписанием с точностью до секунды. В команде группы 120 человек, оборудование и организация стоят миллионы долларов. 21 фура, 13 автобусов, и ты должен под всех подстраиваться. Никто не будет подстраиваться под тебя, когда ты всего лишь часть чего-то очень большого. Но когда у тебя соло-концерт, никому нет дела до того, что ты опаздаешь немного. Если я захочу выпить еще одно пиво до выхода на сцену, никто не станет возражать.

GZ: Как ты думаешь, почему в Европе их публика гораздо больше, чем здесь? Там музыка воспринимается как-то по-другому?
Энди: Думаю, дело не в этом. Rammstein никогда не задавались целью продвижения своей группы в Штатах, к тому же они поют на немецком. Они очень популярны в Германии и во всей Европе. Они там считаются мейнстримом. Они как Мадонна здесь, но в другом музыкальном стиле. Как Metallica, они европейская Metallica. Так что разницы никакой, они популярнее там просто потому, что они ориентированы на тот рынок. Шоу в клубах весьма схожи здесь и там. Конечно, в Европе гораздо больше фестивалей, это их культурное отличие. Фестивалей больше, проходят они чаще, там у них своя фестивальная культура. Кроме того, мне кажется, людям там просто нравится выбираться на выходные с палатками. Они могут целую неделю кутить и заодно ходить на любимые группы.

GZ: Сегодня вечеринка в честь релиза вашего альбома или его презентация?
Энди: Эй, Джо, не хочешь ответить на этот вопрос? Мне сегодня придется ставить свои треки?
DJ Virus: Я поставлю твои треки за тебя.
Энди: В основном эта вечеринка в честь выхода сингла “Never Surrender”, но лично для меня это скорей повод проветриться и посетить города, по которым я соскучился. Просто потусить с народом, потому что я соскучился по Далласу.

GZ: Мы тоже по тебе соскучились.
Энди: Ах, как трогательно! Я люблю тебя, мужик! (смеется)

GZ: И я тебя люблю. При написании альбома у тебя уже была в голове какая-то общая идея, или она развивалась по ходу дела?
Энди: На альбоме есть пара треков очень в духе Combichrist, не стоит воспринимать их забавные тексты слишком серьезно, но в общем и целом этот альбом более серьезный и личный, чем предыдущие. Поскольку я больше не занимаюсь Panzer AG и Scandy, я смог свободно использовать их элементы в этом альбоме.

GZ: “Making Monsters” выходит всего лишь через год после “Today We are All Demons”, тебе не кажется, что это слишком быстро, или так и было задумано?
Энди: Я никогда не думаю о таких вещах, потому что мне как-то все равно. Для меня это самое подходящее время. Последнее о чем я буду думать при записи альбома, так это о маркетинге. В конце концов это же музыка, и я делаю то, что хочу делать, и я буду это делать, когда захочу.

GZ: Почему первым синглом “Making Monsters” стал “Never Surrender”?
Энди: Я был не уверен насчет трека для первого сингла, мне помог менеджер. Я так маялся из-за того, что никак не мог выбрать песню, которая представила бы весь альбом. И менеджер спросил “Почему бы не Never Surrender?” Я подумал над его предложением, и понял, что в этой песне есть все элементы альбома. Текст передавал всю суть альбома, в нем говорится о том, через что я прошел и что я чувствовал на тот момент, так что это было правильным решением. Это была не моя идея, но я доволен результатом.

GZ: Брэндан Шьеппати из Bleeding Through выступил в качестве приглашенного вокалиста в песне “Follow the Trail of Blood”, что побудило тебя записать песню с ним?
Энди: У нас схожие интересы, мы оба любим панк-рок и хардкор. К тому же мы друзья, и я всегда думал, что было бы круто с ним скооперироваться. Мне действительно нравится то, что он делает. Каждый раз, когда я слушаю Bleeding Through, когда вижу их и встречаюсь с ними, я вспоминаю те времена, когда я по молодости постоянно ходил на хардкор и метал-концерты. Это хорошие и бодрящие воспоминания. Мне было очень интересно, что у нас выйдет с этим треком.

GZ: Как ты управляешься со всеми своими проектами?
Энди: Раньше у меня с этим не было проблем, потому что времени у меня было предостаточно. Сейчас я ничем, кроме Combichrist не занимаюсь, разве что только Scandinavian Cock, моей панк/рок-н-ролл группой. В ее звучании есть все от панк-рока до сатерн-рока и рок-н-ролла в духе AC/DC. Я не хотел бы называть Scandinavian Cock проектом, это группа. 5 парней собираются вместе и просто играют рок-н-ролл. Я скучаю по такой деятельности, когда это просто 5 парней и их инструменты, когда не нужно ничего продюсировать. Но я могу играть с ними, только когда я дома. Скоро у Scandinavian Cock выйдет EP. Надеюсь, мы сможем еще что-нибудь записать вместе.
Все остальные проекты заморожены. Icon of Coil уже 6 лет как закрыт. Мы отыграли несколько отдельных концертов, но ничего нового не записывали. Мы просто используем эти концерты как предлог встретиться и потусить. С Panzer AG я тоже давно уже ничего не записывал. Со Scandy покончено. Вот что я имел в виду, когда я говорил, что с новым альбомом у меня было больше свободы, я смог использовать в нем элементы из других проектов и таким образом сделать его более разноплановым, и это позволило мне развиваться дальше. Мне больше не приходится разрываться, и это приятное чувство. Сейчас я занят только Combichrist.

GZ: У тебя не появлялось желания записать какой-нибудь кавер? Одарить какую-нибудь классику характером Combichrist.
Энди: Я подумываю над кавером на ABBA.

GZ: Даже не знаю, серьезно ли ты.
Энди: Я не уверен, мы думали сделать 3-4 кавера и исполнить их вживую при случае. Пока у нас не было на это времени, но все еще думаем об этом.

GZ: Не планируете выпустить лайв-CD?
Энди: Не буду сразу говорить нет, но вообще я не большой любитель лайв-CD. Невозможно в полной мере перенести ощущения от нахождения в одном помещении с выступающей группой на аудио диск. Combichrist состоит из двух частей: студийной и сценической. И это совершенно разные впечатления, как по звучанию, так и по общим ощущениям, и я хочу, чтобы все так и оставалось. Не думаю, что можно воссоздать все те ощущения на диске. Уж лучше тогда DVD, там хотя бы визуальная часть присутствует.

GZ: Я был на ваших шоу и имею представление о том, что происходит на сцене. “This Shit Will Fuck You Up”, например, вживую очень сильно отличается от студийной записи. Как только я слышу ее на концерте, мне сразу хочется начать крушить все вокруг.
Энди: (смеется) Правильно, если мы все-таки выпустим лайв-CD, я не стану делать из этого событие. Я скорей выпущу этот диск для тех, кто не был на наших концертах, потому что если вы уже были на наших шоу, вы сможете вспоминать их периодически, потому что вы там были. Это приятное чувство, ведь вы лично связаны с этими шоу. Я бы не стал продвигать такой диск среди тех, кто вообще не знаком с Combichrist.

GZ: Я впервые увидел вас, когда вы были на разогреве у the Genitorturers. Как так вышло, что изначально вас было двое в группе, а теперь четверо и иногда пятеро?
Энди: Все меняется с развитием музыки. Это естественный прогресс. Мне хотелось чуть больше того, чуть больше этого, я хотел сделать и то, и это, но мне нужны были еще люди. Сейчас в студии я все записываю сам, а остальные играют со мной на сцене. Соло-проект превратился в настоящую группу. Мы уже не просто электронная группа, мы не смогли бы расти, будь нас только двое на сцене.

GZ: Ты когда-нибудь запишешь песню для Combichrist на норвежском?
Энди: Если в этом будет смысл, то запишу, а если нет, то не стану.

GZ: Как насчет испанского?
Энди: Сначала надо его выучить, а потом уж поговорим. (смеется)

GZ: Что ты пишешь сначала: музыку или тексты?
Энди: Когда как, это зависит от песни. В Combichrist в основном музыка пишется первой, потому что я сконцентрирован именно на музыкальной его составляющей. На “Making Monsters” большая часть песен начинались с текстов, потому что у меня много чего скопилось на душе, о чем я хотел бы написать.

GZ: Я знаю, что ты во многом черпаешь вдохновение из фильмов, как ты переносишь их в музыку? “This is My Rifle” основана на “Цельнометаллической оболочке”, а “Blut Royale” – это своеобразный спин-офф к “Королевской битве”.
Энди: Хороший вопрос, он всегда крутился у меня в голове. Это сродни “Как нарисовать чувство?” и “Какого цвета жадность?”. Нет простого ответа на эти вопросы, все дело в твоих личных ассоциациях и художественных предпочтениях.

GZ: В Combichrist прослеживается единая мрачная тематика с оружием, монстрами и демонами. Как ты думаешь, весь индастриал основан на ужасах и мрачных сторонах нашей жизни?
Энди: Я не думаю, что он мрачный, мне кажется это просто способ выпустить пар, и для меня в том числе, ведь сам по себе я позитивный человек. Иметь специальный выход для негативных эмоций всегда хорошо. Это позволит тебе смотреть на жизнь в позитивном ключе. То же самое для людей, слушающих такую музыку. Это помогает им справиться с проблемами в жизни. Я могу слушать что-то крайне агрессивное, но оно будет поднимать мне настроение и заставлять двигаться дальше. Суть в том, что определенная музыка заряжает тебя энергией. И помогает снять стресс так же, как, например, агрессивное вождение. Не обязательно быть в ярости, чтобы так делать, ты просто чувствуешь выброс адреналина.

GZ: Как ты думаешь, индастриал сможет когда-нибудь снова стать мейнстримом?
Энди: Мейнстрим – понятие относительное. Вся суть в том, что если что-то нравится большому количеству людей, то это мейнстрим. Slipknot – это мейнстрим, при том, что они гораздо брутальнее многих андерграундных групп. Не думаю, что весь жанр может стать мейнстримом, скорей какая-то одна группа в этом жанре. Как Nine Inch Nails, например, хоть они и стали мейнстримом, на весь индастриал это не повлияло. Даже в кантри, хоть он и является по большей части мейнстримом, есть очень смелые и дерзкие команды, которые являются андерграундом.

GZ: Вернемся к твоей любви к кино; как ты думаешь, ты мог бы стать актером?
Энди: Забавно, что ты спросил об этом.

GZ: Мне включить музыку из порно?
Энди: (смеется) Я сейчас снимаю фильм, он скоро выйдет и будет называться “Групповуха в автобусе 14”

GZ: (смеется) Joe Virus вроде как раз снимался в “Групповухе в автобусе 13”?
DJ Virus: НЕТ! (смеется)
Энди: Если серьезно, то я хотел бы сняться в фильме. Я ходил в театральный кружок в школе, но я терпеть не могу театр, там все так напыщенно. Я не выбрал бы себе такую карьеру. Я хотел бы сняться в чем-нибудь просто ради того, чтобы узнать, каково это, и повеселиться, конечно.

GZ: Мне нравится ваша футболка “Can’t Change the Beat”, которая пародирует постер с Бараком Обамой; каковы твои политические взгляды?
Энди: Нет у меня никаких политических взглядов, у меня есть просто личное мнение. Невозможно прожить всю жизнь, не имея мнения о том, что происходит вокруг. Я определенно рад, что выиграл не Маккейн, но в то же время я скорей консерватор. Я не политик и не ожидаю того, что политики займутся музыкой. Эти вещи не должны соприкасаться. Если бы Обама сказал “Мне нравится такая музыка”, я бы ответил “Хорошо, слушай, но не играй ее”. То же самое в моем случае, я могу высказывать свое мнение, но не собираюсь лезть в политику.

GZ: Ты когда-нибудь уже организуешь Энди-фест, на котором выступят Icon of Coil, Panzer AG и Combichrist?
Энди: (смеется) Ну да, понадобится килограмм мета, чтобы пережить это. Нам уже приходило это в голову, в виде шутки, конечно. Будет слишком тяжело воплотить это. Было бы прикольно, если бы все вовлеченные в это играли со своими другими проектами тоже, и это был бы фестиваль с пятью основными людьми, выступающими по кругу.

GZ: Страшный вопрос: что бы ты делал без музыки?
Энди: Не могу себе этого представить. Не то чтобы это совершенно невозможно, но очень уж странно. Посмотрим, куда меня приведет жизнь, когда мне придется завязать с турами.

GZ: Существует ли для тебя какая-то высшая точка, когда ты понимаешь, что ты уже все сделал?
Энди: Это вопрос о сексе или музыке?

GZ: Можешь воспринимать его как хочешь.
Энди: Ну тогда да и да. Но на самом деле нет. Всегда есть что-то, что я еще мог бы сделать, и я чувствую это постоянно. Хотел бы я, чтобы у меня на все хватало времени. Сегодня в разговоре с Joe Virus я упомянул, что хотел бы записать классический джазовый альбом, типа как в 20-х годах. Нечто такое, на чем основан Portishead, и что угодно, основанное на блюзе. Мне кажется, я не могу слушать музыку, которая мне нравится, не думая при этом “вот бы мне записать альбом в этом жанре”. Как знать, возможно в один день я почувствую себя настолько старым, что начну записывать акустические гитары с виолончелью.

GZ: Последний вопрос, касательно одного из твоих альбомов: ты в итоге выяснил, что ж блять с нами не так? (What the Fuck is Wrong with Us?)
Энди: Хороший вопрос, но ответ не утешительный. Скажу так: я люблю людей, но ненавижу человечество. Я предпочитаю собак вместо людей и вообще считаю себя собакой.

ОРИГИНАЛ на Speak Penguin